План Ломоносова: «Нигилизм — это тот же панк-рок»

В канун праздника весны Северную столицу посетила самая амбициозная столичная рок-группа «План Ломоносова». О новом альбоме, о широких планах на будущее, об антифашистах и, конечно, о панк-роке рассказали музыканты перед концертом в «Opera Concert Club».

Вы гастролируете по разным городам. Чем успеваете заняться перед концертом и после него?

Алексей Баланин: Сегодня, например, фотосессию сделали. В особняке Брусницыных на Васильевском острове.

Денис Хромых: Когда были в Ижевске, стреляли из винтовок. В Томске нас позвали делать татуировки, двум ребятам сделали тату. В Волгограде был поход на Волгу, смотрели на Родину. В музеи ходим.

Александр Ильин: С аборигенами вступаем в контакт, общаемся.

Сергей Иванов: Действуем по ситуации.

Как и когда планируете презентацию нового альбома «Облако в штанах»?

Александр Ильин: Конкретной даты нет. Осенью. Надо многое подготовить. Будет отдельный спектакль. Будет использоваться 3D-мапинг, голографические штуки на сетку проецироваться, всё это разными картинками и сюжетами подчёркиваться, такой эмоциональный фон. Рок-оперой сложно назвать, опера представляет собой действо, когда люди друг с другом разговаривают, а тут от одного лица всё происходит. Это уникально, своего рода эксперимент.

Андрей Шморгун: У меня сегодня родилось такое понятие: мультимедийное театральное 3D-шоу.

Денис Хромых: Произведение о несчастной любви главного героя к даме через призму того времени. Когда мы сделали эту пластинку, мы поняли, что прошло 100 лет, и, в принципе, ничего не изменилось. Кроме того, что у всех появились мобильные телефоны, а в плане чувств, эмоций, ощущения каких-то революционных веяний в воздухе — всё так и осталось. Это удивительно и прикольно. По поводу презентации: мы будем пробовать делать её в Москве, про другие города пока неизвестно, поэтому всех приглашаем к нам осенью на это мероприятие.

Александр Ильин: Будет зависеть от того, насколько транспортабельна декорация, насколько это будет востребовано.

Будете играть что-нибудь до премьеры?

Денис Хромых: Планируем 9 апреля в клубе «Москва Hall» сыграть часть из нового альбома. Но всё же небольшую часть, так как в нашем представлении это всё-таки не рок-концерт, а нечто большее.

Александр Ильин: Это не просто рок-опера, это соединение живого концерта, который практически импровизационный, но всё четко синхронизировано с видеэффектами, инсталляциями. Само наше музыкальное произведение на эти стихи получилось очень эмоциональным, масштабным. Видеоряд будет только подчёркивать. Не будет прямолинейности.

Чья инициатива записать В.В. Маяковского? Все разделяете настроение к его творчеству?

Александр Ильин: А чего его разделять-не разделять? Гениальный русский поэт. Чего с этим бороться? Всё, что он делал в своей жизни, —  дробил всё старое, относился к этому небрежно. Всё своё — новое, свежее, — пытался раздать людям, поскольку у него это было, и было этого чего-то много. Он раскидывался этим, разбрасывался. И это заражает. Даже просто посмотреть фото, как они выглядели, — чем не «Sex Pistols»? И в плане костюмов: жилетки, жёлтые банты.

Денис Хромых: У нас появился шанс притронуться к великому, мы это сделали. Это совпадает с нашим настроением: необычность стихосложения, форма рублёная вся. Если послушать наши песни, то поймёшь: там не всё так прямолинейно, как кажется. Там так же эксперименты с ритмами, с припевами, всё не плоско, не поп-панк. Немного сложнее, возможно, оригинальнее. Нигилизм — это тот же панк-рок.

Новый альбом вышел в свет резко, внезапно. Просто выложили в сеть. Почему не было официального релиза?

Сергей Иванов: Никто ничего в тайне не держал, он готовился до последнего момента.

Александр Ильин: Он долго делался, нам очень много писали с вопросами: «Когда же?». И как вышел, сразу и выложили.

Андрей Шморгун: Ситуация простая, мы делали, не торопились, не могли дать определённой даты. Как только всё было готово, сели поговорили и выпустили. В этом и фишка, что не просчитываешь. Мы делаем в удовольствие.

Денис Хромых: Тут стоит добавить, что делали мы его почти три года.

Существует мнение, что современные панки — это антифашисты, вегетарианцы, пацифисты. Какая у вас позиция по этому поводу?

Сергей Иванов: У каждого своя. Общей позиции группы по этому вопросу нет. У нас есть и вегетарианцы, и те, кто ведёт здоровый образ жизни.

Денис Хромых: В плане алкоголя есть люди, которые пьют пиво, есть те, кто не пьёт вообще, ведёт здоровый образ жизни. Всё в меру.

Андрей Шморгун: А я вообще антифашист-патриот. Может, кому-то это покажется странным, но я понял для себя. Я знаю, что такое антифашизм в России. Знаю, что такое патриотизм. И могу сказать, что это всё утопия. Одно противоречит другому. И сами внутри себя противоречат себе. Тот антифашизм, который представлен в развёрнутом виде, на самом деле обычный фашизм. То есть, то, за что борются эти антифашисты, якобы, это просто фашизм. Я отношу себя именно к антифашисту-патриоту, потому что именно патриотизм подразумевает под собой антифашизм. Я уважаю свою страну, культуру, и всех людей, кто здесь живёт вне зависимости от национальности. Антифашизм поддерживает нормальное состояние и настроение человека. Это и является патриотизмом. Почему эти два понятия в современном мире в разных направлениях работают, мне не понятно.

Панк-рок на данный момент это кто по вашему?

Сергей Иванов: «План Ломоносова»

Денис Хромых: Бытует мнение, что панк — это грязный, валяющийся где-то человек. Но это не так. Панк — это независимый ни от кого, уважающий себя человек, который занимается тем, что он любит. Так как мы живём в некой системе, из неё выйти почти невозможно, есть варианты, но это буддизм, монахи. А бороться с ней возможно: не вестись на масс-медиа, не поддаваться агитации управления государства, манипуляции. Быть нормальным человеком и слушать нормальную музыку. И каким-то образом менять мир вокруг. Даже не пытаясь воевать, потому что как только ты берёшь в руки оружие, значит, поддался манипуляции государства — либо одного, либо другого. Кто эти люди? Сложно сказать, есть ли панки, всё равно мы зависим от системы. Если завтра скажут, что панк-рок запрещён, то мало кто сможет играть. Например, у группы «Distemper» есть своя чёткая позиция, и они, в принципе, не в системе какой-то, «Порнофильмы» тоже на своём движении, молодцы. Остальные группы нам неизвестны.

Случается ли такое, что вы теряете веру в то, что делаете?

Денис Хромых: Обычно это новый этап в развитии. Когда ты подходишь к какому-то рубежу, и тебе кажется, что всё пропало. Два варианта: либо ты ломаешь и бросаешь всё, или продолжаешь и выходишь на новый уровень. Нет сомнений в том, что мы делаем.

Андрей Шморгун: Веру мы не теряем никогда. Если мы это делаем, значит, для нас это правильно.

Интервью подготовили: Юлия Насонова,
Александр Карманов
Фото — Галя Моисеева © (из архива группы)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Автор: rocktimes Смотреть все записи автора
Вы также можете Войти на сайт и оставить коментарий с вашего аккаунта соцсетей

Оставить комментарий