Бранимир — первый и единственный

Бранимир вошёл в мою жизнь однажды в метро, когда друг воткнул мне в ухо наушник с играющей «Ибицей». Песня произвела на меня глубокое впечатление, я поразилась богатству слова, образов, мощности исполнения и тому, что не слышала  имя  талантливейшего (это, действительно, становится понятно уже после первой песни) поэта и исполнителя раньше.

2 сентября в клубе «Money-Honey», который Бранимир посетил с концертом, мне посчастливилось познакомиться и пообщаться с ним лично.

P.S.: …с человеком, которого публика  любит так, что не отпускает его даже тогда, когда порваны  все струны на гитаре, села в ней батарейка, — и он поёт акапелла. — это было круто =)

С каким настроением прибыл сегодня в Санкт-Петербург?

С замечательным. Потому что очень люблю ваш город, езжу сюда периодически уже на протяжении семи лет и пару-тройку раз в год стараюсь наведываться. В Питер невозможно приехать с плохим настроением: тут всегда тёплый приём,  атмосфера в хорошем смысле европейская, и город стал уже практически родным. Очень большой концентрат людей, кого я хотел бы видеть, кого рад видеть и с кем рад общаться.

Расскажи, пожалуйста, про свои новые альбомы, в частности, про тот, который выйдет 1-го октября.

Да, у меня два новых альбома, и один из них уже вышел. Это такая архивная работа — проект «Бранимир и Кали-Югенд», концерт с баянистом, который, кстати, был записан полтора года назад в «Манхэттэне» (арт-клуб на наб. реки Фонтанки, 90 — прим. ред.). Это  старые  шансоны времён моего пиплхэйтерства, когда я пытался писать стёбные песни с предельным, зашкаливающим уровнем цинизма. Я не знал, когда и как собрать эти шансоны в нормальный альбом, потому что, всё-таки, за песни я их не считаю, а писал,  когда ещё не умел общаться с публикой, для того, чтобы разбавлять программу. И вот меня наконец-то убедили их выпустить. А в Манхэттэне как раз был такой концерт, что я решил сыграть эти шансоны одним отделением — раз и навсегда — и всё. Сегодня альбом будет представлен, но с него не будет ни одной песни, потому что я как-то не хочу их петь, они все пошлые очень (смеётся).

А 1 октября выйдет альбом «Уже поздно». Это такая стихийная задумка, которая родилась в середине августа. Я  написал несколько песен на украинскую тематику: они лишены какой-либо политики и не принимают ни одной из сторон, — это песни о войне и о том, как от неё страдают  любящие сердца, дети, — самые беззащитные существа перед лицом войны. Они вообще не при делах, а страдают больше всего.  В альбоме будет композиций 5-6, и эти песни  принципиально никогда не будут исполняться на концертах, а все вырученные средства будут переданы в фонд помощи детям Донбасса.

То есть альбом изначально задумывался с этой конкретной целью?

Да.

Просто я думал о том, чем могу помочь. Я музыкант, моего слова недостаточно, чтобы останавливать войны, и никто из музыкантов не сможет этого сделать, хоть они все вместе соберутся: хоть Стинг, хоть Боно, хоть Юрий Юлианович наш, хоть Гребенщиков, -  даже их слова будет недостаточно для того, чтобы останавливать глобальные вооружённые конфликты и какие-то мировые революции, — ну а я-то кто, я тоже ничего не могу. Музыкант может только написать песню  и что-то в ней сказать о том, чтобы люди задумались.

Альбом будет продаваться, и каждый месяц деньги будут перечисляться в фонд, который занимается вывозом детей из зоны обстрела. Даже если к тому времени война закончится, деньги всё равно понадобятся.

Меня вдохновил очень пример вашего земляка Александра Яковлевича Розенбаума, который проплатил инсулиновое лечение (речь идёт о факте  отправки Розенбаумом на Донбасс запаса инсулина — прим. ред.); меня очень сильно вдохновляет пример Шевчука, который сейчас тоже отдал какую-то часть денег беженцам. Музыканты могут помочь вот на  таком, мирном, уровне, и я, в том числе, постараюсь внести свою лепту.

Про одну из песен с этого альбома ты написал у себя в группе ВКонтакте, что в ней «достанется всем по самое не балуй»…

Это песня про интернет-бойцов, и она единственная на  альбоме, которая, действительно, заденет чьи-то чувства. Причём, сильно, — я уже понимаю, что  бурление говн будет конкретное.

Мои друзья, группа 25/17, записали трек с Дмитрием Ревякиным «Рахунок». Ревякин просто написал то, что он видел сам, когда был там. А на них сразу же начали выливать ушат помоев, подписывать их за какую-то из сторон, мол, вы бандеровцы или там ещё кто-то. Вот таких вот интернет-бойцов, которые готовы ненавидеть кого угодно, у нас очень много. Кроме того, что в эти холивары ввязываться, есть много других важных вещей: нужно детей своих воспитывать хорошо, чтобы они вырастали достойными людьми, нужно над собой работать много, а это сложно. Обвинить чью-то сторону, рассчитать мир на первое-второе: «они плохие, а мы хорошие, мы их убьём, и останутся одни хорошие…» меня всегда это поражало, — с каким удовольствием люди друг друга ненавидят.

Раз уж ты упомянул  25/17: сама являюсь большой поклонницей этой группы, но о тебе услышала отдельно от них, не из этого, скажем так, информационного поля. Поэтому очень интересно узнать, как вы познакомились, где пересеклись ваши дороги?

25/17 — отличная группа. И со знакомством нашим  мистика была абсолютная. Сижу я, значит, как-то в апреле в интернете, и вдруг меня добавляет в друзья сам Андрей Позднухов «Бледный» (один из двух лидеров группы 25/17 — прим. ред.), — я в шоке, потому что слушал их с 2011 года, и их треки повлияли на выбор моего жизненного пути в определённый кризисный момент: как раз тогда я бухать бросил — это три с половиной года назад. Меня поразило то, что у них очень здравый посыл, простой и правильный язык, правильные идеи, которые я разделяю практически процентов на девяносто. И мне всегда очень сложно было  найти таких персонажей в роке. Правда. Сейчас  постоянно их слушаю.

Так вот, тогда я написал Бледному: «Здорово, мужик, слушаю тебя давно, очень приятно», а через две недели мы совершенно случайно встретились на концерте группы «F.P.G.». Я играл у них гостем в Москве, и в гримёрке повстречал Бледного, — смотрю, человек стоит бородатый: «Ну здорово, свидались». Пообщались, поняли, что общих тем много. Сейчас дружим, пересекаемся периодически, постоянно на связи.

Удивительные люди, дай Господь им сил, здоровья, новых песен. У них есть огромный потенциал менять людские судьбы в правильном направлении. Я очень рад, что появилась группа, которая дарит надежду тысячам людей на то, что всё можно изменить, если поднатореть, а начинать нужно, прежде всего, с себя.

Сейчас у них выходит альбом «Русский подорожник», — это очень сильная работа. Уже говорил как-то в интервью, что за последние пять лет в российской музыке это самый крутой альбом. Именно в плане своего послания: они действительно сказали что-то новое, правильное и необходимое для духа этого времени. Крутая группа, я очень сильно их люблю, и могу говорить об этом долго и упорно.

Сейчас про тебя снимается документальный фильм. Расскажи, кто его снимает, чья это идея, и насколько ты принимаешь  непосредственное участие в этом процессе?

В конце 2012 года один из моих концертов снимала студия «Чистота и порядок» — ребята-энтузиасты, которые снимают андерграундовые концерты. Мы с ними тогда познакомились, и эти ребята  снимали и другие мои концерты, а потом решили сделать фильм-концерт, — доснять пару интервью, где я рассказываю про каждую из песен. Затем в моей жизни обнаружился молодой режиссёр Илья Девушкин из Москвы, он захотел снять про меня фильм-документалку в качестве своей дипломной работы. И эти ребята объединили свои усилия. То есть, концепция поменялась: в фильме будут не только мои концерты и интервью, а ещё и что-то из моей жизни, как я живу, чем занимаюсь, откуда песни растут; интервью с моими друзьями детства.

А также вчера для этого фильма дал интервью Андрей Бухарин, известный критик и обозреватель русского журнала «Rolling Stone», на днях давал интервью Артемий Кивович Троицкий. Будут также мои коллеги по цеху, которые тоже про меня что-то доброе скажут.

Сначала я был не в восторге от идеи съёмки фильма, потому что такие фильмы обычно снимают про мёртвых, мол, «каким он парнем был». Но когда проходили съёмки в моём родном городе Котово, снимали моих друзей детства, мы сидели, пили чай, и я пел песни, которые мы пели в детстве. Вот тогда я понял, что то, что они делают, — это круто. Потому что это память. У некоторых друзей век короток, и я очень рад и благодарен за то, что ребята засняли моих друзей.

Не переживаешь по поводу того, что многие твои песни  просто не понимают?

Да, бывает, что не понимают, и идёт мощный отсев людей. Но, во-первых, я считаю, что не всем такая терапия нужна. То есть, у меня нет цели из каждого окна, как Высоцкий, звучать. Я понимаю, что моё творчество не совсем для массового зрителя, мягко говоря. И меня, в общем-то, этот вопрос не парит. Я переживаю, чтобы мои меня правильно поняли, те, кто ходит на концерты, слушает. Стараюсь максимально что-то объяснять на концертах или в интервью, чтобы правильно акценты расставлять: зачем это делается, для чего, как, и что я имел в виду.  А массовый зритель — ну, каждому своё. Если кому-то не нравится или кто-то не понимает, я не осуждаю человека, у всех разные вкусы.

Некоторые и слушатели, и журналисты сравнивают тебя как раз и с Высоцким, и с Башлачёвым. Как относишься к таким сравнениям?

Часто рассказываю этот случай: однажды в Нижнем Новгороде я выступал на юбилее моего друга Вадима Демидова из группы «Хроноп». После концерта  восторженный человек подходит, абсолютно нормальный дядька, хороший, и говорит: «Саша, Вы второй Башлачёв!» Я говорю: «Коля, Вы меня извините, но я первый Бранимир» (смеётся).

На самом деле, конечно, лестно, что сравнивают с такими величинами. Это обязывает тянуться, стараться работать над собой, чтобы в дальнейшем повышать качество творческого продукта. Но что с Башлачёвым, что с Высоцким общего я вижу мало.
Мне нравится, как Башлачёв работал со словом: это был человек, который предрешил судьбу русского рока, задал свой оригинальный вектор, потому что именно Александр Башлачёв показал, как нужно работать со словом. А чем мне нравится Высоцкий, — это его универсализмом психологическим: слушаешь его тюремные песни — кажется, что он всю жизнь сидел; слушаешь военные песни — кажется, что всю жизнь воевал; слушаешь шофёрские — кажется, что всю жизнь за баранкой просидел мужик; слушаешь песни  про любовь, цикл про Марину Влади — кажется, что так, как он, вообще никто не любил никогда.

Бывает ещё, что сравнивают со Шнуровым: ну, это люди, которые видят в моих песня только мат и бороду (смеётся), или с Анатолием Крупновым (группа «Чёрный обелиск» — прим. ред.) — у него  вокал тоже был такой, наждачный, жёсткий.
А  сам я не знаю, с кем меня можно сравнить. Много разных людей на меня повлияло на самом деле.

Расскажи.

Я могу просто назвать те любимые группы, которые действительно повлияли на меня. Сначала в плане текстов это был «Калинов Мост», Ревякин поразил меня своим лингвистическим багажом и словотворчеством. Потом  группа «Адаптация» Ермена Анти: я поразился, что человек из Казахстана пишет офигеннейшие тексты на русском языке, и настолько мощно филологически всё исполнено. Ермен — один из моих учителей в этом плане. 10 лет назад я услышал группу «Церковь детства» из Ростова-на-Дону. Денис Третьяков — это гений земли русской и, наверное, первый после Башлачёва, кто появился и создал что-то принципиально новое в плане модели рок-музыки и мировосприятия. А потом уже у меня поменялся вектор, и я начал смотреть не на то, как человек пишет тексты, а для чего он их пишет. То есть, здесь уже  такой сверхмесседж. Вот тем мне и понравились 25/17. Я вижу людей с благими намерениями, которые хотят что-то поменять, и у них это хорошо получается.

А так я постоянно что-то слушаю, много разной музыки.

У тебя ведь даже паблик есть ВКонтакте, где ты рассказываешь про новую музыку?

Да, «Наше подполье», — это будет моя книга (тут отвлекается на двух красоток-подруг, которые подходят поздороваться, делает комплименты, шутит, смеётся).

Кстати, последний мой вопрос будет как раз про женщин.

Да ради Бога. Я не п**р (смеётся).

Два качества, которые ты больше всего ценишь в женщине.

Верность, прежде всего, и внутреннюю гармонию. Когда женщина гармонична, она хранительница семейного очага, — тогда всё нормально, тогда лад и в семье. Главное, чтобы уравновешенная была. Мне вот поэтому тайские женщины понравились в Тайланде. Но не те, которые переделанные (смеётся), а настоящие. У них как-то в менталитете заложено: спокойные, няшные, — прям обнять и плакать. Чай приносят, — красота. Приятнейшие. Вот такие мне нравятся.

Скажу ещё то, что, считаю, надо сказать: я не разделяю две аксиомы: все бабы — б****, и все мужики — козлы. Так неудачники только какие-то говорят или неудачницы. Значит, у них что-то не в порядке, раз им такие попадаются. Как говорится, наивно искать идеального парня в туалете ночного клуба.

Здесь важен такой момент: как ты видишь мир, то ты к себе и притягиваешь. Поэтому, как говорил велиций Лао-цзы, «контролируй свои мысли, они начало твоих поступков». Не разделяю я мнения, что у нас всё плохо. Очень много хороших девушек. Просто нужно менять себя,  потом меняется качество твоей жизни, а с качеством твоей жизни меняется и качество твоего окружения. Это неизбежно.

Фотогалерея концерта:

Фото — Сергей Николаев ©

Авторы выражают благодарность клубу «Money-Honey»  и лично Аде Дакар за предоставленные аккредитации.

Не забывайте подписываться на наши новости ВКонтакте!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Автор: Ульяна Варламова Смотреть все записи автора
Вы также можете Войти на сайт и оставить коментарий с вашего аккаунта соцсетей

Оставить комментарий