Артем Шаров (группа Good Times): «Надо делать то, что самому нравится, и прогибать под себя этот изменчивый мир»

Если кто-то и сомневается в том, что жизнь хороша, то точно не поклонники группы Good Times, чья армия фанатов растёт с каждым выступлением, да и выступлений становится всё больше. Лето уже ознаменовалось ярким дебютом на «Нашествии», выступлением на главной сцене «Окон открой», взрывной утренней бодростью на «Доброфесте» и рядом других фестивалей и концертов.

«Танцевальное турбо-ска» от этих ребят заводит с пол-оборота, и, кажется, они вот-вот перейдут рубеж, за которым можно уже не беспокоиться о гонорарах, популярности и народной любви. Мы поймали лидера группы Артёма Шарова, чтобы поинтересоваться, разделяют ли музыканты эту уверенность, чем они живут и что планируют.



- Как сам думаешь – чем вы цепляете публику? Многие ведь, увидев вас впервые, моментально вступают в «секту» Good Times?

- Мне кажется, наш плюс  в позитивном преподнесении творчества, да и темы наших песен близки людям. Даже если кто-то не соглашается с этим напрямую, внутри большинство сознает, например: «Раскрепощенно потанцевать я могу только “синий”». Я бы услышал такой текст и улыбнулся: «Ну да, это про меня». Видимо, люди узнают себя в наших песнях. А вообще для нас важнее не то, о чём песня и сложная ли у неё музыка, а эмоциональный посыл. Чтобы люди поймали наше настроение и вместе с нами веселились или грустили.

- Группе уже 4 года, помнишь ли ты момент, когда увидел, что то, что вы делаете, искренне нравится публике?

- Не помню, но помню первый концерт. Была у нас в Костроме студия, там занимались молодые группы. Им предоставили базу, а потом организовали гала-концерт. Каждый исполнил по три песни. Переволновался я тогда жутко! Но мы заняли 2-е место.

- А сейчас волнуешься перед выходом на сцену?

- Стресс, конечно, уменьшился. Уже даже на большой площадке, перед многотысячной толпой ловишь себя на мысли, что не переживаешь совершенно. Хотя был недавно какой-то незначительный, маленький концертик, и вдруг я с ужасом понял, что чувствую себя не в своей тарелке. Хотя тысячу лет такого не было.

- Не сложновато музыкальной группе развиваться из Костромы?

- Сначала нам так казалось, но если подумать – какая разница, где жить? Какая разница – ехать на «Нашествие» из Питера или из Костромы? Чем значимее и громче будет имя, тем более будет все равно, где базироваться. Хотя пока Кострома музыкальными талантами не славилась. Была у нас одна довольно известная группа, «Нулевой меридиан», лет семь назад. Ребята тоже до «Нашествия» доехали, даже в Москву перебрались. Начали работать там с какими-то людьми, но, к сожалению, не сложилось у них.

- Как считаешь, какие ошибки делают молодые группы, что не так?

- Мне кажется, не надо играть кавера и не надо брать за основу творчество никакой группы. Потому что это сразу превращается во вторичный продукт, потом очень сложно избавиться от этих ярлыков. У нас так получилось: мы не равнялись на «Ленинград», но одно время нас сравнивали. Раз группа матерится, и дудки присутствуют, значит, «Ленинград». Слава богу, последнее время от этих сравнений удалось уйти. В общем, считаю, надо делать то, что самому нравится, и прогибать под себя этот изменчивый мир.

- Вам официально 4 года, но, насколько я понимаю, и до этого были музыкальные эксперименты. Расскажешь небольшую творческую биографию Good Times?

- Андрей Зайцев, Тёма Ягодкин и я – мы одноклассники. Классе в 10-м у нас родилась идея сколотить группу, мы купили электрогитары (не умея играть ни на чем), собрались у меня дома, разучили Smells Like Teen Spirit группы Nirvana, и потихонечку начали двигаться, писать песни. Потом познакомились с Лёхой Сухарниковым – сейчас он у нас на барабанах, а начинал на гитаре. В общем, обрастали музыкантами. Сначала играли в гараже, вчетвером. Обычная гитарная музыка. Наши первые песни – это какой-то ад, даже слов не помню. Мы были такими, типа «мы не вписываемся в серые массы», гаражные революционеры. После пары лет такой истории к нам пришёл Слава Бекбулатов с саксофоном, и мы поняли, что “дудки” делают нашу музыку именно такой, какую мы хотим слышать. Из ранней поры мы сейчас ничего не играем.

- То есть, вы – самоучки?

- Ну, духовая секция у нас с музыкальным образованием, ребята окончили наш музыкальный колледж, играют в оркестрах. Гитарист Саша Торшин Музыкально-Педагогический окончил. А остальные ни хрена не знают о музыке.

- Как вы вообще уживаетесь в таком большом коллективе? Вы друзья или, скорее, коллеги?

- Конечно, все друзья! В этом, мне кажется, и есть залог сплоченности коллектива! Мы не только играем и ездим вместе, но и отдыхаем одной большой компанией. Это позволяет нам “чувствовать” друг друга. В общем, отношения в группе не рабочие… Другие.

- Как рождаются ваши песни?

- Тексты пишу я, и, если повезёт, сразу приходит и мелодия. Но бывает, что приходит просто стих, тогда процесс несколько растягивается. Я приношу текст на репетицию,  даже не представляя, что из этого получится. Может, латина, а может, какой-то “тяжеляк”. Все вместе додумываем. В любом случае, это всегда наши общие усилия.

 - А есть песня, от которой группу уже тошнит, но публика требует? 

- Да! «Дискотека»! Мы её уже даже не репетируем, невозможно это больше слушать. Вот объявлю её на концерте со счастливым лицом, поворачиваюсь к музыкантам, а они с кислыми минами, типа: «Опять…» Надеюсь, она из нашей программы когда-нибудь уйдёт.

- Вы вообще тщательно готовитесь к концертам, составляете сет-лист, или как придётся?

- Раньше относились к этому совершенно наплевательски, сейчас стали продумывать – что спеть пораньше, чтобы лучше, какие песни друг за другом лучше не ставить, потому что не всем музыкантам удобно играть их подряд. Чего у нас пока нет, так это каких-то элементов шоу. Хотелось бы, конечно, и этого добавить, но только чтобы не выглядело пошло, заученно и вымученно.

- Зато элементов шоу на концертах вам добавляет фан-клуб. Ты помнишь, как он зародился, и какие эмоции ты испытал?

- Да! Кто-то скинул мне страничку ВКонтакте — «Питерский фан-клуб группы Good Times». Я очень удивился, но не придал этому большого значения. А когда мы увидели их флэш-мобы! Да до сих пор иногда округляем глаза! Как-то в набитом битком клубе Fish Fabrique на песне Spaceman они достали надутые шары – «лазерные мечи», стали размахивать ими. Это было так круто, что я не все слова успевал пропевать, потому что смеялся. Или на «Никите» - вытащили портреты Хрущева, Джигурды. Всё это для нас необычно,  мы не успели к такому привыкнуть. В Костроме уже лет 5 играем, а нет такого, люди приходят послушать музыку и повеселиться. Конечно, все фанаты крутые. Но питерские – самые ответственные!

- Какие выступления запомнились больше всего?

- Из последних – фестивали «Доброфест» 2015-го года и «Нашествие». С «Доброфестом» мы долго вели переговоры, нас стали в какое-то совсем непотребное время, но благодаря поклонникам перенесли на субботу. Правда, на утро. Представьте, второй день фестиваля, 10 утра, народ еще с пятницы не протрезвел. Мы были уверены, что никто не проснется. Да я бы сам не встал! Но, когда мы вышли на сцену, немного прибалдели, увидев огромную толпу. И благодарны этим мужественным людям, которые с утра, с больными головами, пели и плясали вместе с нами. А «Нашествие» для нас в принципе стало неожиданностью. Если «Доброфест» — фестиваль нашего региона, то на «Нашествие» мы поехали впервые, и тоже не ожидали увидеть сколько зрителей, включая фанатов с флагами.

- Ваше творчество уже способно прокормить группу?

- Какое! Оно и троих не прокормит. Это, конечно, нас очень расстраивает. А что делать? Кавера мы никогда не играли и не планируем, так что на корпоративы нас не зовут. У нас не было ни одного. Поэтому почти все мы зарабатываем совершенно не творческим трудом. Но хорошо, что с начальством повезло – входят в положение, отпускают, поддерживают. Мой начальник, например, вообще любит рок-музыку.

- У вас за плечами два альбома – как они записывались? На первом альбоме много каких-то неожиданных реплик, «упоротых» фишек – вы это продумывали или импровизировали?

- Импровизация, и, кстати, на втором альбоме нам этого не хватило – очень чистенько. Когда писали первый альбом, мы не задумывались, что его будет слушать большое количество людей, нам было пофиг. Делали для себя, писали на домашней студии в Костроме, воткнувшись в компьютер. На втором начали заморачиваться: вдруг на радио возьмут? Может, не нужно этой «грязи»? На третьем все это будет! Где запишемся? Пока не знаю. Может быть, в Москве у нашего приятеля Алексея Кузнецова, барабанщика группы «Элизиум». У него мы записывали и «Культурный отдых». А может, попробуем что-то новое. Но хотелось бы выпустить альбом к декабрю.

Интервью подготовила: Алиса Кошкина
Фото — Иван Маркуль ©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Автор: rocktimes Смотреть все записи автора
Вы также можете Войти на сайт и оставить коментарий с вашего аккаунта соцсетей

Оставить комментарий