Вася В.: «Рок-музыкант не идиотом, но дураком по крайней мере должен быть»

Мы дождались отличного повода для того, чтобы познакомиться и пообщаться с фронтменом легендарной группы «Кирпичи» Василием Васиным: в этом году коллектив отметил своё 20-летие, а 30 октября выпустил новый альбом «Потому что мы банда».

О нём мы и поговорили. А также о сольном творчестве и петербургской музыке, о русских рокерах и отношениях с коллегами, о РАО, макаронах и кое о чём ещё.

Поговорим о новом альбоме. Его название — «Потому что мы банда». На какой вопрос оно отвечает?

На какой вопрос оно отвечает?  А какой задают, на такой и отвечает, — совершенно на любой.

Хорошо, перефразирую. Отвечает ли оно на вопрос, в чём секрет: вам 20 лет, а вы всё такие же актуальные, популярные, свежие и молодые?

Вот! Именно на этот вопрос оно и отвечает! Дело в том, что название пришло спонтанно. Уже был альбом записан, и мы такие собрались, значит:

- Ну чё, надо как-то назвать.
- Как назвать, как назвать…
- «Потому что мы банда»!
-  Ну, давай, «Потому что мы банда».

И потом только я с ужасом узнаю… Мне сказали, что была такая песня у группы «Дискотека авария».

Да, и у Тимати ещё такая песня была.

И у Тимати?! Кошмар какой. Так сказать, страшный смысл и предыстория названия… Но переименовывать было уже поздно, поскольку была обложка. Да и зачем переименовывать? Почему бы и нет? У меня лично ассоциации со старым детским анекдотом про банду байкеров, которая встречает мужичонку в пустыне… и в итоге финал анекдота такой: «почему, почему? да потому что мы банда!»

Альбом вы записали всего за 7 часов…

Плюс-минус час, но, в общем, очень быстро, да. Навык звукозаписи достиг такого состояния, что можно всё это делать очень быстро. И вся работа по созданию песен, по сочинению музыки, текстов и самой записи главным образом заключалась в том, что мы вместе все собрались и обсудили, что конкретно мы будем играть.  То есть так называемый застольный период был главным: важно было просто определить концепцию. Мы её определили — именно самую рациональную с точки зрения звукозаписи. У нас там только в одной песне звучит синтезатор.

А если бы делали альбом наполовину электронный, как обычно мы делаем, то есть какие-то сэмплы, минуса, то всё это, естественно, затянулось бы на гораздо дольше, поскольку приходилось бы принимать решения, были бы варианты. А так — ты всё это сыграл, и у тебя уже вариантов нет, то есть имеешь уже почти готовую вещь. И это хорошо, у нас никогда такого не было. Ну, может быть, было с рок-частью альбома «Смерть на рейве» вот так, чтобы быстро всё получилось. Но чтобы настолько цельно именно по звучанию вышло,  без всяких там жанровых поисков — только на этой пластинке. Решили, что сыграем вот это, — сыграли это, и всё. Результатом все довольны.

Для вас крайний альбом — всегда лучший? По сравнению с предыдущими?

Ну, существуют разные мнения, и наше мнение не особенно засчитывается. Понятно, что у нас есть альбом «Сила ума», и люди на концертах, естественно, требуют играть песни с него, что мы с удовольствием и делаем.

Мы отдаём себе отчёт, что кроме двух столичных презентаций и ещё нескольких концертов, полностью альбом «Потому что мы банда» вряд ли где-то можно будет услышать живьём. Поскольку, как обычно, если у группы 10 альбомов уже, то даже если сыграть с них по два каких-то хита, это уже получится полная концертная программа в 20 песен. И совершенно нормально то, что с этого альбома мы постоянно будем играть 3-4 песни. И я уже примерно знаю, какие, потому что есть явные фавориты, явные хиты на этой пластинке: их 4 из 10 песен.

Чем отличается месседж, который Кирпичи доносили 20 лет назад, от месседжа, который Кирпичи доносят сейчас?

Если смотреть со стороны, то по сути ничем. Но так как мы стали уже взрослыми людьми, обросли предысторией, то стало больше именно лирического героя и больше в хорошем смысле актёрствования, чем было на первых альбомах. Но это естественный процесс.

Вот на этом альбоме мы прям всё сделали сознательно. Практически ничего случайного нет. То есть некоторые моменты и фишки, конечно, появились, но на 75% всё принципиально именно в замысле.

Вы говорили, что на альбом планировали пригласить кучу гостей. Но не пригласили. Будет ли реализована позже эта идея?

Возможно. Когда это будет хип-хоп альбом. Но это будет очень нескоро… Потому что мы, если честно говоря, зареклись в ближайшие год-два-три не записывать пластинок вообще, потому что это ни к чему. И тоже нормальная ситуация для группы, у которой 10 пластинок. Можно отдохнуть и заняться какими-то другими проектами. От этого, в общем-то, формальная жизнедеятельность группы совершенно не страдает. Количество концертов от этого не прибавляется и не уменьшается. Это, знаешь, как шутят классические металлисты друг над другом: Керри Кинг из Slayer сказал, что Джеймсу Хэтфилду (Metallica – прим. ред.) больше никогда и ни в коем случае не надо больше записывать никаких пластинок. Понятно, что в этом есть доля шутки, но в этом есть значительная доля правды, потому что, ну, нахрен это нужно? И так песен много хороших.

 К слову, с кем из музыкантов познакомились за последнее время?

Последний раз с кем я познакомился… О, последний, с кем я пообщался, это Бледный! Группа 25/17. Хороший парень, идейный. Но он, такой, всё вздыхает постоянно: «А вот в 90-х, помню, поумирали друзья мои…»  У нас тоже поумирали друзья, но мы немножко, так сказать… вздыхаем, конечно, но не так.

Вопрос немного абстрактный: существует мнение, что музыканты сегодня заняты больше контентом, нежели музыкой…

Контентом, в смысле, что выложить? Визуализацией? Заняты, да… Я с радостью это делаю именно как сольный артист: периодически выкладываю какие-то клипы и записи свои любительские. Ну а в Кирпичах этого давно нет, поскольку нет такого формального подхода, что вот, например, выходит альбом, и к нему нужно обязательно два клипа, два хит-сингла и ещё кучу всякого барахла, которое можно попутно выложить в интернет. Не знаю, почему. В силу, думаю, самодостаточности… а, лени, пожалуй, лени.  Если бы кто-то этим серьёзно занимался именно в рамках Кирпичей… Я не имею в виду какого-то менеджера, который бы говорил: «Ребята, давайте сделаем типа блог и будем каждую неделю выкладывать фотографию Кирпичей, что с вами происходит и так далее». Это абсурд в нашем состоянии, поскольку  жизнь весёлая у нас, если очень интересоваться нами как личностями.

А так, чё-то я забил. Даже в инстаграм последнее время не фотографирую. То есть, было бы что выложить, я бы выложил, и буду выкладывать. Но сейчас такая волна, что просто этим не занимаюсь. У меня куча записей. Сейчас выйдет альбом с екатеринбургской группой «Blues Doctors» на Союз Мьюзик, выйдет «Потому что мы банда» (оба альбома уже в сети – прим. ред.). И к новому году у меня будет ещё небольшой интернет-релиз: 7 песен сольных, на 5 из них уже сняты клипы. Так что жизнь бьёт ключом. И даже порой от этого какой-то приятный выхлоп есть, что называется.

А этот альбом мне очень нравится. «Потому что мы банда». Он очень прям цельный, и мы ещё не вышли из периода прослушивания. Все вместе, ну и каждый по отдельности у себя где-то, или даже иногда встречаемся, прослушиваем эту пластинку и очень радуемся. Обычно такое вот длится, ну, месяц максимум. Вот этот месяц у нас пока не прошёл.  То есть мы свой готовый результат сейчас прослушиваем и говорим: «Ох, как клёво, мм, ништяк, как ты сыграл хорошо, слушай, как мы клёво играем!» Вот сейчас такое.

У вас есть претензии к интернету?

Никаких. А какие могут быть претензии к интернету? Я интернет-зависимый человек. Просиживаю очень много времени Вконтакте, зарегистрирован в Фейсбуке, ничего никогда не пишу в Фейсбуке, но просматриваю, что пишут друзья, при том, что у меня их 10. А эти 10 друзей лайкают каких-то своих друзей. И лента именно Фейсбука настолько большая, что даёт, в общем-то, полное впечатление о том, что происходит в Фейсбуке. Там, конечно, народ позлее, чем Вконтакте.

Считается, что, наоборот, Вконтакте народ менее сдержанный, менее взрослый.

Вконтакте больше молодёжи совсем и гопничков. А Фейсбук, ну, по моему Фейсбуку могу судить, — это такие московские, значит, достаточно интеллектуалы, достаточно снобы, и каждый пытается, так сказать, выпендриться и высказать своё мнение, которое, по большому счёту… ну да, кому-то интересно, наверное.

Но со своей интернет-зависимостью я борюсь.  Например, у меня нет смартфона, и это, кстати, очень хорошо прибавляет времени технически.

Нужно ли сегодняшним музыкантам телевидение и радио?

Думаю, да. Неплохо бы, в общем-то. Ну, радио, понятно, никто не слушает, слушают в машинах только и на беговой дорожке. Дело в том, что музыкальных каналов-то нет, к сожалению. Мы и клипы для телевидения  снимать не планируем. Хотя, вполне возможно, нас попросит об этом Полигон (музыкальный лейбл Polygon Records – прим. ред.). Потому что у них более ортодоксальный подход, более консервативный.

Василий, как у вас обстоят дела с авторскими отчислениями, с РАО?

Очень актуальный вопрос. Хожу в РАО как на работу по понедельникам и вторникам еженедельно. Я занял позицию «зачем с ними ругаться, когда можно просто уладить свои дела и разобраться». Бесполезно спорить с настолько закрытой организацией, в которой непонятно что происходит. Я имею в виду то, что действительно очень сложно получить отчёт о том, когда и какие отчисления были. Все отчёты настолько запутаны, что, то ли они были, то ли они не были, то ли были ещё какие-то отчисления.  Это известно только бухгалтерии РАО, которая находится в Москве, а в Питере они сами ничего не знают.

Я с ними сотрудничаю.  Конечно, с очень большой фигой в кармане, но я решил, что если не пойдёт, то, возможно, изыму все свои права. Но это очень много бюрократической работы, потому что надо писать отказ на каждую песню. А так, в общем-то, Светлане Борисовне из РАО, если она меня слышит, привет. Вы меня не знаете, но Вы меня узнаете (улыбается – прим. ред.).

За 20 лет много раз было такое, что группу обманывали менеджеры, организаторы, кто-нибудь ещё?

Раз пять. Дело в том, что последнее время наш менеджмент очень хорошим опытом и очень хорошим чутьём прямо по разговору, по тембру голоса может определить, будут ли проблемы. И с этими людьми сразу  очень вежливо прекращается общение. Например, собственно, Крым Фест, который провалился. Наши за один телефонный звонок просекли, что будет подстава, и мы сразу отказались от участия.

А РАО, что РАО. Сейчас идёт волна такая, что все отказываются от РАО и страшно поносят РАО. Но какой смысл так огульно забирать все свои вещи и отказываться от услуг РАО, когда песни лежат там зарегистрированные и есть не просят. То есть что-то они, в принципе, должны платить, да? А если ты забрал права, то тебе вообще никто ничего не должен. Я против РАО ничего не имею.

Как относитесь к сэмплированию?

К сэмплированию своих песен? Я только за. Все мои произведения можно перепевать, сэмплировать и так далее. У меня очень свободное отношение к своему авторскому праву, легко. Мне даже приятно, когда кто-то делает каверы. Скажем, у меня есть ссылки на пять песен «Новый порядок», — хорошие, мне очень нравятся. А если мы сэмплируем кого-то, то это настолько переделано, что никто и никогда не заметит.

Но у нас есть ярый противник сэмплирования в группе — это Данила Смирнов. На хип-хоп пластинках среднего нашего периода я пытался что-то драть, но это всё было нашим внутренним цензором Данилой Николаевичем Смирновым, можно сказать, зарублено. Я вообще очень рад, что есть такой человек, как Смирнов, который меня иногда ставит на место. Потому что я могу просто зарваться и уйти в поп-музыку совсем.

Кстати, за 20 лет отношения в коллективе сильно изменились?

Взаимоуважение, понимание позиции своего товарища, дипломатия, умеренность, вежливость – это всё черты, присущие нам в отношениях друг с другом. И они очень помогают.

Спустя 20 лет  вы больше коллеги или больше друзья?

Больше коллеги, пожалуй, чем друзья. Хотя, конечно же, мы друзья. Не помню, кто-то сказал, когда мы едем на гастроли, мы, такая, хорошая артерия: то есть и друзья, и делаем всё быстро, дисциплинированно. Если мы выпиваем, то это тоже очень весело. Друзья и коллеги, да.

Друзей же становится меньше с возвратом, — это факт очевидный. Все отдаляются в свои какие-то ниши.   Но, конечно, существует связь, и компания существует до сих пор. С барабанщиком Вадиком Носом общаемся чуть чаще, поскольку мы с ним связаны ещё и территориально: у нас с ним дачи в одном посёлке. И он более общительный сам по себе.

Давно мечтали задать вопрос: «как любил макароны, так и буду любить макароны». Прошло 13 лет с выхода альбома «Сила ума», изменились ли гастрономические предпочтения?

Очень люблю макароны.  Постоянно покупаю. Непосредственно сейчас у меня в холодильнике 3 пачки: одна — спагетти, другая — ленточные такие. Не брезгую совершенно макаронами из корейского заливного супа. Непосредственно сегодня съел острую лапшу… Я люблю очень поесть, так сказать… готовлю очень хорошо.

Что для вас петербургская музыка?

Петербургская музыка корневая всегда очень заметна. Группа, которая сюда приехала и даже живёт значительное время, по музыке и по духу значительно отличается от корневой петербургской музыки, от Tequilajazzz или от Аквариума, к примеру. Есть, конечно, этот стиль. И этот стиль распознается исключительно на уровне чутья и чувств. То есть человек из Москвы не отличит по духу петербургскую группу Психея и петербургскую группу Amatory, хотя, по-моему, они отличаются очень сильно. Я не могу так объяснить, конкретно сформулировать это, но по духу, по чувствам, по ощущениям… место рождения оставляет свой отпечаток на всём творчестве.

В контексте нашего интервью хочется и приятно вспомнить Майка Науменко. Вас часто с ним сравнивают — и внешне, и в творчестве. Согласны с этим сравнением?

Это первый исполнитель, которого я услышал вообще из рока, до этого не интересовался. Ну а как… так сказать, он в печёнках сидит, что называется.  В хорошем смысле слова. Поэтому я не против таких сравнений. Он очень хорошо слышен на вот этом, собственно, екатеринбургском альбоме, там вообще всё прям по жанру, чистый Майк.

Вы ведь даже кавер записали с этой группой, да?

Да. Там, кстати, были проблемы с авторскими правами. Потому что весь материал Майка непонятно у кого. Я общался с Женей Науменко (сын Майка Науменко – прим. ред.), у него тоже были проблемы по очистке прав сборника всего (имеется в виду сборник-трибьют «Зоопарку» к 60-летию Майка Науменко – прим. ред.). Вот. Но версия очень удачная. Она такая, похожая на оригинал. Тоолько немножко быстрее темпом.

Василий, можете вспомнить самые памятные моменты в истории группы?

Первый — когда на радио «Катюша» зазвучал альбом «Кирпичи тяжелы», я просто охренел. Далее — фестиваль Kubana 2008, наверное, года: это был триумф, просто было очень круто.  У нас тогда дела шли не очень хорошо. Мы начали опять читать рэп, и народу стало ходить вдвое больше человек. И нас Илья Островский поставил на фестивале в самый-самый кассовый момент. Закат солнца, море, огромная толпа, и все тексты поют… это было очень классно.

Вот и всё. Вот эти два момента могу вспомнить, больше ничего не помню. Но на самом деле вообще много всего… тут я общался с парнем, и вот этот вопрос, какие знаковые моменты были в истории Кирпичей, мы растянули с ним на 10 дней по 3 часа каждый день. Это была как работа внутренняя, психоанализ. Он мне говорил, я вспоминал, он говорил, я вспоминал.

Книгу не хотите написать, раз столько воспоминаний?

Нет. Это требует очень много усидчивости и много свободного времени. А я сейчас им просто не обладаю. У меня сейчас всё крутится-крутится активно-интенсивно. Например, за сегодняшний день это у меня третья встреча.

Есть что ответить тем, кто говорит, что Кирпичи — уже не торт?

Мы слушаем эту фразу с 2000 года. Так что ответить им нечего совершенно. И не надо отвечать. На альбом «Капиталиzм 00» вышел вал разгромных рецензий, тем не менее все до сих пор поют «Друг всегда с тобой» и «Если выпил неудачно».

С кого, с каких имён стоит начинать слушать современный русский рок и современный русский рэп?

С каких имён современный русский рок?! с ДДТ!

А из русских рэперов кого назовёте?

Окси (Oxxxymiron – прим. ред.). Конечно, я слишком стар для этого дерьма и просто половину не понимаю. В силу моторики мозга. Но если вслушаться, то это интересно, да.

Пойдёте на Limp Bizkit?

Я б сходил, интересно. Ничего не имею против Фреда Дёрста как персонажа и против Limp Bizkit. Хорошая группа, все ругают… Наивняк, по большому счёту. То есть ведёт он себя глупо и наивно.

А рок-музыкант, по моему глубокому убеждению, ну, не идиотом, но дураком по крайне мере должен быть. И двоих из таких, главных, нет, троих… о, четверых я знаю. Главных старых рок-музыкантов, которые ведут себя нелепо. Это Юрий Шевчук, Константин Кинчев, Борис Гребенщиков и вот этот чувачина угрюмый из Пикника. Этих людей я искренне люблю, от души. Почитайте их интервью и всё это… откровенная нелепица, просто детский сад какой-то. И это очень хорошо.

Беседовали Ульяна Варламова,
Ринат Тукумбетов
Фото — Сергей Николаев ©

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Автор: Ульяна Варламова Смотреть все записи автора
Вы также можете Войти на сайт и оставить коментарий с вашего аккаунта соцсетей

Оставить комментарий